senism: (Default)
Мещане - это люди, которые хотят, чтобы у них всё было хорошо.
(с)
senism: (hommi)
И приходит время, и мы делаем стеклянные глаза и говорим:
- Нет, пищалка не плюкает, а плюкалка не пищит. Зато плюкалка плюкает, а пищалка, как и задумано, пищит.
И проходят легионы менеджеров мимо нас, и стираются в прах, и восстают из пепла, и выпивают две чашечки кофе, и души их светлые воспевают хвалы.
senism: (sketch)
Ещёв вывернул штанину, откуда посыпалось интересное: листики, иголки, веточки, травинки, а также выпал жук о шести ногах. Рогатый немедленно с деловым видом отправился за пределы фонарного света, будто ровно сюда и ехал, возможно, с билетом.
senism: (sketch)
   Двести лет назад с неба упал агрегат и вышел оттуда Сверхчеловек. Посмотрел по сторонам. Тут степь бескрайняя, тут бор сосновый, река широкая, синяя - там у них ничего подобного нет. Выстроил избу, своими сверхчеловеческими делами занимается - грибы собирает или там животных слушает.
  Заметили его крестьяне из соседней деревни. Смотрят - ходит, светится, не жнёт, не сеет, а довольный. Однажды пришли к нему и говорят:
   - Батюшка-свет ты наш, проживаем мы тут испокон веков, жизнь наша самая тяжкая, отцами завещанная, нам иного не надо, может, дашь нам что-нибудь, а мы бы это забрали и сохранили в целости?
   И ушёл Сверхчеловек в избу думать, лёг на печь и думал там 33 года, а потом вышел, по-молодецки повёл плечами, поклонился народу и говорит: "Не вели казнить, народ Божеский, вот тебе мой дар, бери и пользуйся", и протягивает крестьянам рецепт Салата Оливье.
   Взяли крестьяне бумажку, а сами читать не умеют. Унесли домой, под святцы положили. Проезжал той деревней один француз, всё крутился вокруг, да и бежал как-то ночью, только собаки завыли.
   А где тот Сверхчеловек нынче? Да Бог его знает. Только настанет его время, выйдет он из избы и даст нам что-нибудь ещё своё, сверхчеловеческое.
senism: (slon2)
На восьмом этаже на лестницу вышла блондинка в красном и пошла вниз. На седьмом перед ней вышла блондинка в оранжевом платье и тоже двинулась вниз. На шестом была блондинка в жёлтом платье, на пятом - в зелёном. Через несколько секунд к ним присоединились на соответствующих этажах блондинки в голубом, синем и фиолетовом. В этот момент блондинка в красном оступилась и упала на спускавшихся впереди, всё смешалось и образовалось огромное белое пятно невероятной притягательной силы. Мухи, оказывавшиеся поблизости от него, приобретали сверхчеловеческие способности, например, впятером могли унести метлу дворника Сафрона.
senism: (sketch)
Могу признаться, что не понимал сатиры известного опуса Хармса о Пушкине и Гоголе. Того самого, где "Вот черт! Никак опять об Гоголя!".
Сегодня понял, что это реализм. Я на работе всё время натыкаюсь на одного тут: когда прихожу на работу, когда иду пить кофе, иду на обед, ухожу с работы. То есть практически всегда, когда отрываюсь от рабочего места.
Вот чёрт!
senism: (hommi)
На стоянке очередь из такси движется силой человеческого труда - таксисты упираются плечом в переднюю стойку и продвигаются на следующие пять метров. Приходится выбирать, приходится отказываться, отступать, балансировать. Потом - тук-тук, здравствуй, я Большой Счёт, выходи без вещей.
senism: (Default)
События развивались с невероятной неспешностью, и Котлетов получил новую телеграмму. "Лей мне мёд на раны", - подумал Котлетов, и действительно прочитал: "Лей мне мёд на раны".
Тем временем на лестничной площадке происходили события. Этажом выше стоял человек с бородой, а этажом ниже - человек с волосами. Человек с бородой бесстрастно плевал вниз, стараясь попасть в человека с волосами, который, в свою очередь, краснел, бледнел и был вне себя, но оставался на месте. Котлетова захватили воспоминания о том, как и он когда-то сохранил рассудок.
senism: (theend)
Котлетову принесли телеграмму. "Восстание площади Большого Звездчатого Додекаэдра", - прочитал Иван Олегович. Надо было что-то делать, он достал из холодильника несколько кубиков и разложил на столешнице. Всё таяло и принимало неуверенный вид, за стеной хохотали. Котлетов заткнул дырку в стене бумажкой и стал ждать следующего часа.
senism: (slon2)
Человек-дерево всегда был перпендикулярен земле. На его взгляд, горизонт являлся глупейшей ошибкой мироздания или кого там ещё. Так он долго мог бы ещё покрываться кольцами, но его приструнили - отправили на костёр.
senism: (me)
"Семёрка" ходила редко, а "восьмёрка" не останавливалась у поликлиники. Наконец на мосту появлялись два зеленых огонька, потом и сам трамвай. Обычно на нашей остановке вагон пустел, можно было выбирать место, лучшее, конечно, на задней площадке. Через две остановки надо было выходить, двери с грохотом захлопывались, ЛМ уезжал по делающему крутой изгиб проспекту. В поликлинике пахло кварцем, а в кабинете на третьем этаже жила врачиха ЛОР с грушей и бесконечным "пароходом". Если родителей не было, можно было не выходить. Через остановку трамвай заворачивал прямо в поле и плыл в зарослях осоки и иван-чая. Вправо отходила грузовая линия, дальше были кусты, невзрачное серое здание вдалеке, вагон проползал через стрелку и останавливался. Вагоновожатая оставляла открытой переднюю дверь и уходила в сторону ближайших хрущёвок. Это была конечная - станция Нева.
senism: (Default)
Кот любит много вещей. Он вообще материалист.
Например, он обожает, когда я мою полы. Полы я по тяжкой внутренней убеждённости мою какой-нибудь химией на основе хлорки. Кот от запаха становится сам не свой - прыгает, нападает на швабру, или просто шмякается в самое мокрое место и там сладострастно извивается.
Так и живёт, когда не спит.
senism: (me)
Неспешно самозахватом ехал по тротуару в сторону работы, а рядом в таком же темпе двигался пакет. Выбор друзей всегда субъективен, кому, как ни пакету, это знать, я переключил скорость и скоро пил кофе.

Стоит задуматься о том, как нарисовать водку как инстанцию.
senism: (Default)
Потеплело, потекло, из-под снега стали пробиваться первые ключи, фонарики и прочая карманная мелочь.
senism: (Default)
И создал Бог интеллектуальный лифт. Чтобы ехать, надо нажать кнопку этажа на табло снаружи.
И конечно, Адам пришёл и встал в пролёте лифта. И произнёс сто тысяч слов ни о чём.
В это время на первом этаже собралось пятьсот человек в ожидании лифта. Стоявшего на этаже, где в пролёте стоял Адам и произносил сто тысяч слов ни о чём.
---
Долой.
senism: (fy)
Всё прекрасно и романтично.
- Я пригласил тебя сюда, чтобы... Выходи за меня!
Волнение, вздох.
- Я очень тебя люблю. Но я не могу быть с тобой. Ты - инфузория, я - каменный слон.
senism: (hommi)
Что-то громко ударилось о землю, люди на остановке трамвая покачнулись, но остались стоять.
Ангел Хухуил стоял на углу проспекта Обуховской Обороны и аллеи Республики Польской. На шее висела картонка: "Я Благая Весть". Снег падал ему за воротник.
Весь в пассажирах проехал трамвай. Ангел смотрел, как к нему приближаются следы. Он выдохнул - следы прошли мимо и остановились на противоположном углу.
senism: (hommi)
- Я давно его не видел, - сказал Пороков. - Он зачем-то пожал мне руку несколько раз. Я давно его не видел. Наверное, он уже умер.
senism: (sketch)
Петров достал из ящика письмо. Легкий конверт из серой бумаги, машинным способом напечатанный адрес. Такие письма полагалось читать дома, где-нибудь в уголке, повернувшись лицом к входу, под маленькой лампой. Петров посидел. Очень хотелось выпить кофе, но дело было наверняка неотложное. В конверте оказался слоденный пополам лист.
- Приглашение, - прочитал Петров.
Дальнейший текст, тем не менее, не был приглашением. "Петров Иван Сергеевич! Вы обязаны явиться по получении этого письма в Место Лишения Свободы. Адрес ближайшего Места вы можете узнать в интернете. С собой иметь идентификатор".
Петров встал и пошёл. Отказываться от таких предложений было не в его привычке.
senism: (Default)
Грибов вышел. Двери захлопнулись, Грибов почувствовал толчок, похожий на пинок.
На здании горели серые буквы: "ШКОЛА ЖИЗНИ".
Грибов сунул руку в карман и достал справку. "Неудовлетворительно", - сказал кто-то.
Грибов постоял. Решение о том, как продолжить, а может быть, начать, жизнь как-то не приходило. Грибов поклонился в три стороны, озаботился, двинулся наискосок, обходя стороной люки. Крепко верить в свои идеалы, ходить в церковь, ответно наступать на ногу наступившему на твою ногу, заводить полезные знакомства, заготавливать на зиму варенье и грибы, уступать место в метро, помалкивать о своём - что-то такое помнилось ему со школьной скамьи.
- Привет, - сказал Грибов.
Дерево отмолчалось. "Прекрасно, - думал Грибов. - Что же дальше?"
Page generated Oct. 19th, 2017 04:13 pm
Powered by Dreamwidth Studios