senism: (slon2)
Анатолий постучал. Дверь открыли.
- Здравствуй, товарищ рыба. Принимай гостей. Вот тут у меня хлебушек и взял ещё какой-то торт.
Анатолий проходит на кухню и занимает табуретку у батареи. Рыба хлопочет рядом. Закипает уже чайник. Покупки развёрнуты.
- Сегодня Зи веселился на работе, - рассказывает Анатолий. - У его сына был день рождения, и, знаешь, по местному обычаю, купили ему мешок конфет для угощения. И он всё, понимаешь, всё съел сам. Только одну конфету оставил - для учителя.
Рыба смеётся и доедает пирожное. Анатолий мешает ложечкой чай. Уютный свет создаётся светильником "Уют".
Вечер подходит к концу, Анатолий собирается уходить. Они встречаются взглядом, несколько более длинным, чем дружеский. "Такая хорошая, - думает Анатолий, бредя в потёмках по улице. - А ничего, останусь как-нибудь, да и заживём".
senism: (fy)
Поздним вечером на остановке стоит человек. Тёмная, безлунная ночь прижала улицу к земле. Последний автобус должен был пройти уже минут десять как. Жёлтые фонари, кажется, не дают ни капли света, в окнах неприятный мрак, мимо проносятся редкие автомобили, в которых, кажется, никого нет.
Человек смотрит на часы, махает рукой, идёт домой и стреляет себе в голову из пищали семнадцатого века, подаренной ему на краснодипломный выпуск из МГУ дедушкой. "Помни, - говорил тот, - мы только игрушки мы качаемся на волнах".
senism: (skype)
Езжу в Ашан с большой икеевской синей сумкой, открытой всем взорам, потом домой, короткая перебежка от машины до лифта и пара этажей вверх, всего ничего, но обязательно кто-нибудь попадётся и смотрит на огромную гору йогуртов, бутылок, яиц, тортиков, чипсов и всякой снеди:
- Добры вечур!
senism: (sketch)
Времени нет. Утром рано ушёл, вечером поздно пришёл, тык, мык, лишняя кружка кофе вечером отнимает кружку кофе утром. Одна радость - на работу на велосипеде ездить. Радостей, впрочем, много, больше, чем хочется рассказывать, но времени нет. Сядешь так с книжкой, холодильник пустой, счёт за электричество не оплачен, в руссое кафе три года сходить собираюсь, так а просто времени нет.
Так и умру, на страшном суде скажу: "Некогда объяснять, времени нет".
senism: (Default)
Повадилась тут Жизнь шутить. Говорит:
- Здравствуй, Смерть.
А та только зубами скрипит, говорить ей нечем. Так, в общем-то, и продолжают.
senism: (theend)
Я так думаю, бессмертие уже изобрели. Иначе к чему все эти новости о продлении сроков президентских полномочий, полное безразличие к обязательным вечным мукам и фразы "я у себя дома" в устах простолюдинов...
senism: (Default)
На балконе жук уткнулся в угол и, кажется, умер.

А мы пока ничего. Встречаем осень, похрустываем сухими листьями и готовимся.
senism: (hommi)
Итак, что у нас там с толерантностью? Сначала - автобус с квадратными колёсами, потом яйцо с двумя желтками, но в конце концов небо за решёткой и шконки.
senism: (Default)
Тараканий Бог, считается, очень умный и всё про всех знает, но никогда не помогает. Тараканий Бог суров. Тараканий Бог частенько устраивает Войну и Мор против тараканов для укрепления их моральных скреп, в остальное время Тараканий Бог ест мясо, сало и хлеб. Замечено, что Тараканий Бог так же не любит муравьёв, сороконожек и мокриц. Хотя, возможно, Тараканий Бог вообще даже не знает, что он Тараканий Бог.

Тараканы очень любят своего Тараканьего Бога. Они сидят под плинтусами и восторженно шевелят усами. Тараканы стараются жить как можно ближе к Тараканьему Богу, они полагают, что так они блюже к Тараканьему Раю. Впрочем, Тараканы с лёгкостью уходят к другому Тараканьему Богу. Тараканы уверены, что они произошли от Тараканьего Бога.
senism: (fy)
   Знаменитый Печков приходит домой и приникает к источникам массовой информации. Знаменитый Печков узнаёт о многочисленных победах и поражениях по всем фронтам. Знаменитый Печков оседает на диване, его миссия Эмоционального Навоза для окружающих выполнена.
  Завтра придут, пнут Знаменитого Печкова в задницу сапогом, спросят: "Ты-то что выиграл? Ты-то что проиграл?" - и уйдут. И хоть сдохни теперь.

senism: (hommi)
  Когда в воздухе много мух - нет ветра.
  Вывод. Мухи замедляют ветер.
senism: (fy)
 У Вована Алексеича не было головы. Он, конечно, ходил в разные интеллигентные места, в библиотеку, например, или на встречи одноклассников, но там ему ничего не могли объяснить, а только криво хихикали. Но он их не убивал, ему это ни к чему было.
 А жизнь продолжалась, и Вован Алексеич как-то женился. У жены голова была, но не было чего-то другого, кажется, ног. Жили они как все, по-человечески. Пользовались лифтом.
 Перед смертью Вован Алексеич думал всё о своей голове. Интересно было ему узнать, откуда пошёл есть такой феномен. Он написал несколько писем, его пригласили на симпозиум, но там оказалось скучно. Он, могучий старик, чувствовал себя там неважно, в боку кололо. Он только просил не трогать его после смерти, чтобы похоронили на том деревенском кладбище, у болотца, с женой.
 Закрыл ночью Вован Алексеич глаза, закричали, зазвонили в телефоны, завернули, зажгли свечи. Не успели ещё петухи прокричать, глядь, а звлок нет как нет.

 Просыпается Вован Алексеич в хрустальном свете, крутит головой и восторженно хохочет.
senism: (theend)
  Недалеко от метро, на заброшенном участке с развалинами домика, простолюдины разжились троном и сидят в нём по очереди у своего неказистого костерка.
senism: (Default)
   - Камов, у меня что-то выпало из головы, - сказал Маков.
  Камов достал самогонку и разлил по стаканам.
  - Пей! Это надо отметить. 
senism: (fy)
  Выходит Иванов и начинает играть на внутренней виолончели. Следом из-за кулис выходит Макарова и начинает играть на внутренней скрипке. К ним присоединяется Михайлов со внутренним барабаном. Постепенно сцена заполняется.
  Дирижёр из телевизора удовлетворённо улыбается, выпивает бокал шампанского и уходит по своим великим делам. Всех на сцене расстреливают.
senism: (Default)
В одном государстве так повелось. Едет маршрутка из Малого в Большее, берут всех и расстреливают, маршрутку огромным танком расплющивают и отправляют в переплавку. А после этого из-за поворота выпускают другую маршрутку, точно такую же, и люди в ней сидят все точно такие же - вот дед с капустой в бороде, вот женщина по телефону чирикает, вот папаша в углу в кепке. И зовут их всех так же - Антон Петрович, Екатерина Владимировна или Дмитрий Дмитриевич.
Только люди эти все неизвестные, ничего не знают, не помнят - куда едут, откуда. Спросишь их о чём-нибудь - не ответят.
senism: (Default)
  Сладко пахло мазутом. Горело в печках. Расцветали деревья. Иванов трогал свой нос. Трамваило на перекрёстке.
  - Электропоезд до бесконечности отправится с восьмого пути, - сказало.
  Закашляло, затопало, зарычало. Заговорило почти сразу:
  - Поезд из минус бесконечности прибывает на первый путь. Граждане, соблюдайте осторожность при математических вычислениях.

senism: (Default)
   На скамейке в лесу сидел непонятный человек с бутылочкой пива. Рядом лежала карта миров и GPS навигатор.
  - Извините, что мы к вам обращаемся, - сказал он. - Поставьте, пожалуйста, тут свою подпись. Вам посылка.
  Кабан ткнулся пятачком куда-то. Человек тут же встал, уселся на велосипед, махнул рукой.
  - Очень спешу, засиделся я с вами. Завтра должен уже быть на Нептуне. Пока!
  Он исчез, небо прочертил тонкий синий луч и исчез. Кабан как мог расковырял коробчонку, но не нашёл в ней ничего съедобного. Холодало, кабан лежал под сосной и думал что-то такое себе.
senism: (Default)
  Из дворов сквозило так, будто это не Тринадцатая, а Семнадцатая линия. Да и деревья. На Тринадцатой линии всегда милые, приветливые черные деревья, что хочется погладить, а тут, что тут? Задевают ветвями за голову, и всё норовят в глаза. И вместо банок жестяных всё сплошь шкалики валяются. Лужи и те - непрозрачные. Разве ж это Тринадцатая линия? Может, я не там повернул, пропустил домик с красивым окошком и добежал - сюда? Да и откуда я тут? Пойте, ангелы


senism: (Default)
Маршруточник стоял полчаса у метро, пока не загрузился под завязку. Проехали остановку, раздался глас: "Стой". Из-за облака высунулась Нога и расплющила микроавтобус.
В дом на триста квартир въехало пятьсот семей. Ели, работали, пили, меняли подгузники и планов громадье. В понедельник раздался глас: "Стой". Из-за облака высунулась Нога и расплющила дом.
В магазине люди купили еды, чтобы приготовить много другой еды. Разался глас: "Стой". Из-за облака высунулась Нога и расплющила магазин.
Запускаю скрипт, хочу назвать его test-ada.

Page generated Jun. 27th, 2017 03:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios